С запрета «наливаек» может начаться госмонополия на алкоголь

0

С запрета «наливаек» может начаться госмонополия на алкоголь

Закон, дающий регионам РФ право запрещать работу так называемых «наливаек» на первых этажах многоквартирных домов, принят в первом чтении.

Документ инициирован группой депутатов и сенаторов, среди которых глава комитета ГД по экономической политике Максим Топилин и первый вице-спикер нижней палаты Александр Жуков. В алкогольной политике государства намечается ужесточающий тренд? Похоже на то.

Так что с ханыгами, буйными и тихими, группами и поодиночке стекающимися по известным в каждом городе адресам, злачным местам, скоро будет покончено. Не допил? Раньше надо было думать, а теперь жди до утра. Пьяные крики, ругань, бесконечные нетрезвые компании во дворах, у подъездов, третирующие жителей, пугающие детей сойдут на нет, алкозависимые личности рассосутся по местам своего обитания.

Согласно законопроекту, регионы получат право ограничивать время продажи алкоголя и запрещать продажу пива, сидра, медовухи и проч. в «псевдокафе» (возможность запрещать продажу крепкого алкоголя у субъектов РФ уже есть). Также документ запрещает обманывать страждущих, давая алкогольным напиткам наименования, которые могут ввести потребителей в заблуждение относительно природы, состава и срока годности напитка.

«Принятое сегодня решение — это ответ на запрос общества», — пояснил важность инициативы Вячеслав Володин. В Госдуму, рассказал он, поступают многочисленные обращения жителей с жалобами на посетителей таких заведений. Днём это магазины, а ночью — псевдокафе, торгующие алкоголем, обходя нормы закона. В Тг-канале спикера Госдумы 79% опрошенных согласились с необходимостью поприжать ночных дельцов.

Вообще, ограничивать порок — запрещать его или хотя бы загонять в гетто — нормальная практика для любого государства. Страсть как хочется выпить ночью? Иди в бар, ресторан, плати в разы больше. Нечем? Перетерпишь. Алкоголь — не товар первой необходимости.

То же касается и «смежных» пороков. Не зря в Америке игорный бизнес загнали в Лас-Вегас, а в Голландии проституцию в квартал красных фонарей в Амстердаме.

Кто может быть против такого разумного подхода? В России это… Минфин.

На пленарном заседании по поводу «наливаек» замглавы этого ведомства Алексей Сазанов пожаловался на неопределенность этого термина. Мол, они оказываются в одном положении с ресторанами, «куда люди вечером ходят поужинать». Он считает, что невозможно установить единые условия продажи напитков во всех местах, особенно, в крупных городах.

Вообще-то «наши люди на такси не ездят». Точнее, ужинать в рестораны особо не ходят. Бывает, но редко. У большинства почти никогда. По статистике, лишь четверть делает это один или чаще раза в месяц.

А «наливайки» — это рестораны для бедных. Но в этой конкретной детали — необходимости законодательного разграничения «наливаек» и добросовестных предприятий общественного питания Минфин как раз прав.

Другое дело, чутьё подсказывает, что это лишь отговорка. Финансово-экономический блок кабмина у нас — фанатики свободного рынка.

В этой логике любое ограничение, запрет или регулирование бизнеса выглядит абсолютным злом, а значит недопустимо. Апеллируя к шероховатостям, указывая на непроработанность деталей законопроекта, Минфин стремился в принципе зарубить закон, искал только повод.

Не зря же ведомство подготовило на закон о «наливайках» отрицательный отзыв, предложив ограничивать работу точек по решению общего собрания жильцов дома, в котором продают спиртное. То есть переложив проблему на граждан. Но граждане для того и выбирают своих представителей в парламент, чтобы те решали сложные для них вопросы. А этот вопрос, с учетом полукриминального флёра ночных алкозаведений, именно такой.

Еще интереснее позиция Минфина о будущем алкорынка. Депутаты напомнили, о госмонополии на алкоголь, которая существовала в России в разные времена. «Ваши примеры правильные — и про Русь, и про царскую Россию, но в те времена казна пополнялась за счет прибыли, которая зарабатывалась монополией. В настоящее время казна пополняется за счет НДС и акцизов… потребности в создании монополии нет», — ответил Сазанов.

То есть обсуждение узкой темы — запрета «наливаек» было использовано законодателями, чтобы начать серьезный разговор о возможности ввести госмонополию на алкоголь? Именно так. Исторический опыт страны от Киевской, прости господи, Руси до самого Советского Союза — мощный аргумент. Чем не скрепа? А сейчас время такое, что еще одна «красная нить» не помешает. Вопрос выживания страны — не шутка.

Действительно, монополию на «зеленое вино» вводили все прославленные российские реформаторы. От царя Ивана III, через Петра I к графу Витте. В 1913 году (во время ПМВ был введен сухой закон) общая выручка от винной монополии составила 26 процентов доходов бюджета России.

Большевики, победив, тут же продолжили дело предшественников. И к 1985 году продажа водки давала треть доходов от торговли продовольствием.

Разрушил госмонополию на алкоголь Ельцин. Некуда было послать гонца, когда в Кремле была випита вся водка? Или из страсти к разрушению всего государственного? Так или иначе, это случилось.

Вялые попытки цивилизовать рынок, создав инспекцию, провалились. Как и всё остальное у президента всех россиян. Бутлегеры уже развернулись вовсю. Доходы некоторых регионов состояли преимущественно из выручки от паленой водки. Мрак и ужас.

По признанию студентов одного из московских педагогических вузов, алкоголь свободно продавался в их вузовской столовой.

Молодые люди ходили на лекции подшофе. Если ходили. Закончилась эта вакханалия лишь к 2003−2004 году, когда в коридорах вуза внезапно появились фото «тандема». Вместе с явлением фото исчез алкоголь. Есть ли в этом элемент мистики или это результат единого политического процесса? Неважно.

Сейчас, когда страна вступила в очередной этап борьбы за выживание, жесткая линия государства в отношении свободы употребления алкоголя, возможно, оправдана.

Если на фронтах СВО и в прифронтовой полосе запрет на выпивку никого не удивляет, то почему в тылу позволительна алкогольная расслабленность? Боевые действия ведут, должны помогать вести, все россияне, а не только военные. Как минимум, всем надо подтянуться.

В случае госмонополии все доходы от алкоголя пойдут в бюджет. Не только от спиртзаводов, но и от производителей напитков, крупных оптовиков и розничных торговцев. А это побольше, чем маржа с только производства.

Пока же, как грибы после дождя, растет число магазинов федеральных алкосетей, приносящих миллиарды их владельцам. Да «наливайки», спаивающие глубинный народ. Вот бы всё это сгрести в казну.

Другой путь — оставить нынешнюю систему, но резко поднять акцизы и налоги. Сейчас бутылка нормальной водки стоит условно 300 рублей. Это 0,75% от медианной зарплаты в РФ. В конце 80-х водка стоила 10 рублей за бутылку при медианной зарплате в 170 советских рублей. Это 5,9%. Относительная цена водки сейчас более чем в 7 (!) раз ниже, чем при позднем СССР. То время — не идеал, но основания для пересмотра системы всё-таки есть.

Что же этому мешает? Нежелание трогать сносно работающую систему и налаживать новую. Это трудно, затратно, да и делать такое лучше в мирное время. А также страх социальных потрясений. Жизнь и так собачья, а вы еще и залить ее горькой по доступной цене не даете, подумают низы, обращая гневные взоры наверх. Кроме того, некоторые чиновники в принципе хотят иметь в экономике меньше государства по каким-то личным причинам…

Поэтому вопрос госмонополии на алкоголь пока откладывается. Надолго ли? Возможно, развитие событий вернет общество к этой проблеме очень скоро. А «наливайки» по-любому запретить.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *